Логика нескрываемого цинизма

Аркадий Малер, член синодальной библейско-богословской комиссии РПЦ, председатель византийского клуба «Катехон» при Институте философии РАН​Ж:

9 декабря 2020 года посол США в Греции Джеффри Пайетт во время международной онлайн-конференции по религиозной дипломатии неожиданно заявил, что «Русская Православная Церковь пытается расколоть мировое православие», что «Россия не только бросает вызов авторитету Вселенского Патриарха, но и продолжает попытки разрушить единство Православной Церкви, разжигая нестабильность и подрывая суверенитет независимых наций с православным большинством».

Неожиданность этих слов заключается только в том, что их произнес влиятельный дипломат, который по долгу службы обязан следить за своим языком, не позволять себе откровенно провокационные высказывания и если уж лгать, то хоть сколько-нибудь правдоподобно. Но на самом деле ничего неожиданного в этом заявлении нет, если вспомнить, что сам Джеффри Пайетт — это просто ходячий дипломатический эксцесс, даже на фоне других своих коллег, поставляемых администрацией Обамы. Напомню, что именно Пайетт был послом США на Украине в 2013 году, когда произошел антироссийский переворот под названием Евромайдан, именно он вместе с заместителем госсекретаря США Викторией Нуланд приветствовал разгоряченную толпу на Майдане, раздавая печеньки и булочки, и впоследствии именно он с 2016 года стал послом США в Греции, курируя весь процесс раскола Константинопольского патриархата и Элладской архиепископии с Русской Церковью. Поэтому все его заявления по церковным вопросам на этой конференции — это лишь продолжение его грубой антироссийской пропаганды, рассчитанной либо на тех, кто с ним заранее во всем согласен и ждет желанного покровительства, либо на тех, кто совсем ничего не знает о реалиях церковного конфликта с Фанаром последних лет.

Заместитель госсекретаря США Виктория Нуланд и посол США в Украине Джеффри Пайетт. Фото: РИА Новости

Прежде всего американский посол открыто лжет, обвиняя Россию и Русскую Церковь в инициировании раскола и разжигании нестабильности, потому что в действительности Русская Церковь во всей истории этого конфликта с самого начала была лишь пассивной жертвой, обороняющейся от возрастающей агрессии Фанара и покровительствующих Фанару американских дипломатов, не скрывающих своего участия в этой агрессии. Именно Константинопольский патриархат, вопреки своим прежним неоднократным заявлениям и договоренностям, вторгся на каноническую территорию Московского патриархата, объявив ее своей территорией, именно Константинопольский патриархат не без помощи американских дипломатов организовал на Украине так называемую автокефальную церковь, состоящую сплошь из раскольников и самосвятов, и именно Константинопольский патриархат провозгласил новую и совершенно еретическую с православной точки зрения экклезиологию восточного папизма, в соответствии с которой все Поместные Церкви мира должны ему подчиняться как «первому без равных». И если это должно хоть как-то интересовать американских дипломатов, то исключительно как факт нарушения прав на свободу вероисповедания и богослужения (the right to worship freely), о которой столь пафосно говорит сам Пайетт на этой конференции: «Для Соединенных Штатов право на свободное вероисповедание является основополагающим для нашей национальной идентичности». Потому что инициированная Константинопольским патриархатом религиозная политика на Украине с помощью президента Порошенко предполагала ущемление прав прихожан канонической Русской Церкви, захват ее храмов и монастырей и фактическое объявление Русской Церкви врагом украинского государства, что неизбежно ведет к насильственным конфликтам на религиозной и национальной почве. И если бы Пайетта действительно интересовали какие-либо права и свободы, то он бы обратил внимание на этот произвол Фанара, но он, конечно, этого не сделает, поскольку он сам соучастник этого произвола, готовый игнорировать элементарные факты и цинично подменять агрессора и жертву.

Так, Пайетт утверждает: «Вселенский Патриарх предоставил автокефалию Православной церкви Украины в соответствии с желанием украинского народа». Очень хотелось бы узнать, на основании каких конкретных документальных данных американский посол делает такой вывод? Никакой официальный плебисцит по вопросу об автокефалии на Украине не проводился, а если бы и проводился, то он не имел бы никакого значения для Церкви, потому что это сугубо внутрицерковный вопрос и решать его могут только церковные люди, причем не все подряд, а только архиереи и только на Соборе. Абсолютное большинство верующих людей на Украине — прихожане канонической Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, насчитывающей сегодня 12,5 тысячи приходов и более 250 монашеских обителей, причем все крупнейшие монастыри — Киево-Печерская лавра, Почаевская лавра, Святогорская лавра — находятся именно в этой Церкви. Ни каноническая Украинская Православная Церковь, ни какие-либо съезды и конференции ее членов не заявляли о необходимости автокефалии, эта тема вообще не поднималась с начала 90-х годов, и только антироссийски ориентированный президент Порошенко решил вместе с патриархом Варфоломеем создать такую «автокефалию», фактически являющуюся банальной фейк-структурой. Начиная с того, что она была создана в основном из раскольников и самосвятов, не признанных ни одной Поместной Церковью, включая Константинопольскую, и продолжая тем, что после ее создания они начали ссориться между собой, не в последнюю очередь потому, что никакой реальной «автокефалии» не получилось. Ведь по целому ряду ключевых критериев, включая предоставление священного миро, т. н. ПЦУ строго зависит от Константинопольского патриархата, и мало того, патриарх Варфоломей потребовал от Порошенко перевести в его прямую юрисдикцию главный киевский храм бывшей УАПЦ, одного из расколов, образовавших т. н. ПЦУ, а именно Андреевский собор на Андреевской горе. Таким образом, это никакая не автокефалия, а просто политтехнологический филиал Фанара, и поэтому никакого массового перехода в него из канонической Церкви не наблюдается. Не случайно из всех канонических архиереев только двое перешли в т. н. ПЦУ, и те были известны только как давние ненавистники России, готовые участвовать в любых антироссийских авантюрах. Если бы православный украинский народ желал такой церковной независимости, он бы массово и свободно перешёл в так называемое ПЦУ, но этого не произошло даже под колоссальным давлением, моральным и физическим насилием, на что неоднократно указывал Комитет по правам человека ООН. В итоге у этой автокефалии — только несколько десятков монастырей, фактически не имеющих насельников. Достаточно просто пройтись в воскресный день по церквям Киева, как по заполненным прихожанами храмам канонической Церкви, так и по пустующим храмам раскольников, чтобы понять, кого в действительности сейчас поддерживает православный народ Украины.

Но Пайетта не интересует реальная ситуация с Церковью на Украине, ему достаточно имитации, которую мог бы транслировать незадачливым слушателям подобных конференций, не утруждающих себя самостоятельно разобраться в догматических и канонических аспектах этого конфликта. Поэтому Пайетту ничего не стоит на публику имитировать удивление от того факта, что в ответ на агрессию Фанара «Россия разорвала связи со его святейшеством (патриархом Варфоломеем, — А. М.). Затем Русская Православная Церковь разорвала связи или пригрозила разорвать отношения с другими Церквями, которые следовали примеру Вселенского патриарха», «Эта растущая группа теперь включает Церковь Греции, Церковь Александрии и всей Африки, а совсем недавно — Церковь Кипра. Список будет продолжать расти». В речах Пайетта постоянно присутствует очень характерное для американского дипломата смешение Русской Церкви и Российского государства, что свидетельствует либо о сознательном подлоге, либо о вопиющей некомпетентности этого дипломата в обсуждаемых им вопросах. И, наконец, апофеозом его откровенности звучат следующие слова: «Мы благодарим Греческую Церковь и архиепископа Иеронима за мужественную поддержку решения Вселенского Патриарха и надеемся, что со временем другие Православные церкви последуют этому примеру в соответствии с каноническим правом. В конце концов, мы надеемся, что Русская Церковь примирится с Церковью Украины, признав суверенное право украинского народа выбирать свое будущее и собственные средства поклонения».

Осознает ли Пайетт, что этими словами он прямо свидетельствует о том, что США непосредственно вмешиваются в сугубо внутрицерковные дела весьма далеких от Америки стран? Ведь хотя бы ради своих союзников-фанариотов он мог бы придержать свой язык, ведь теперь уже всем очевидно, что за политтехнологическим проектом ПЦУ стоят не только Порошенко и патриарх Варфоломей, но и американские дипломаты, избыточно заметные во всей этой трагикомической истории. Казалось бы, какое дело американскому чиновнику до того, кто кого поддержал среди Православных Поместных Церквей? Но если уж Пайетт так переживает за каноническое право и право народов выбирать себе религиозный суверенитет, то почему его тогда не интересует тот факт, что именно Константинопольский патриархат до сих пор отказывает в признании Православной Церкви в Америке, которая была частью Московского Патриархата и которой Московский Патриархат добровольно предоставил автокефалию в 1970 году? Или американские власти поддерживают идеологию фанарского папизма, соглашаясь с тем, что вся территория обеих Америк является канонической частью Константинопольского патриархата и все православные американцы должны ходить именно в «греческие» приходы? Что это — эксцесс некомпетентности, двойные стандарты или прямое предательство американских национальных интересов в угоду греческих? А точнее даже не греческих, а стамбульских, потому что Константинопольская патриархия располагается не в Греции, а в Турции, и в определяющей степени теперь зависит от режима, открыто строящего новый халифат. При первом приближении очень трудно найти какую-либо внятную логику в политике современного, вроде бы цивилизованного либерального государства, столь открыто поддерживающего экспансионистские претензии одних религиозных структур (как Константинопольский патриархат) и дремучий национализм других структур (как украинские раскольники). Но эта логика становится совершенно понятной, если к большому сожалению признать тот факт, что единственной целью такой политики является максимальное ослабление канонического Православия как религиозного фундамента России и России как оплота мирового канонического Православия. Никакой иной цели коллективный Джеффри Пайетт здесь не преследует, и никакие чужие права и свободы его уж точно не волнуют.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник aif.ru

Большой или маленький - вы в хорошей компании.

Добавить комментарий

ru_RURussian