GR для мироеда

Александра Новицкая,

директор по правовым и корпоративным вопросам группы компаний Eqvanta

Как микрофинансовому рынку избавиться от негативного образа?

Политический популизм VS законы экономики

10 лет назад Государственная Дума Российской Федерации приняла федеральный закон №151 «О микрофинансовых организациях и микрофинансовой деятельности», создав легитимный статус для тех, кто на регулярной основе помогал закрыть кассовый разрыв или дотянуть до зарплаты, кого несколько лет спустя назовут мироедами, финансовой шаурмой и старухами-процентщицами.

Сейчас регулирование микрофинансовой деятельности сравнимо с регулированием банковской, как по количеству требований, так и по количеству регуляторов. И если «надстройка» вторична по отношению к «базису», то необходимо признать, что потребность в микрофинансировании существует объективно, а не создается руками жадных кредиторов.

За время существования института микрофинансовых организаций только ленивый политик не предложил запретить этот вид деятельности в целом или существенно его ограничить.

Каждая предвыборная активность включает в себя борьбу с «кровососами». Must have программы любого серьезного кандидата обвинить микрофинансистов в обнищании населения.

Низкая стоимость и простота исполнения идеи объявить микрофинансовые организации главным виновником провала программ борьбы с бедностью населения делает ее привлекательной для политиков всех уровней, что позволяет этим организациям рассчитывать на долгую и стабильную жизнь. При всей эффективности политического популизма очевидно, что никакой нормой права невозможно отменить экономические явления, к которым относится и спрос на микрофинансовые услуги.

Мегарегулятор и саморегулирование

Важной вехой в пока еще недолгой истории регулирования микрофинансовой деятельности стало введение обязательного саморегулирования. На текущей стадии развития микрофинансового рынка стратегия саморегулируемых организаций предполагает количественное развитие, а не качественное, конкуренция строится по типу соревнования, а не конкурса, и участники только начинают предпринимать усилия о консолидации. Отсутствие единства на рынке имеет плачевные результаты. Так, дискуссия с Банком России о способах уменьшения закредитованности населения завершилась введением ошеломительного ограничения дневной процентной ставки, что во многом стало следствием поддержки соответствующей законодательной инициативы со стороны группы недальновидных участников.

Безусловно, поиск совместных решений саморегулируемых организаций является зоной роста института микрофинансирования в России, и первые шаги в этом направлении уже предпринимаются.

Мегарегулятор, приняв под свой надзор микрофинансовые организации, скоро создал отдельный департамент для регулирования этого отдельного вида финансовой деятельности.

Уже этот факт можно считать признанием со стороны Банка России. Однако отношения между профильным департаментом и поднадзорными складываются сложные: реестр микрофинансовых организаций похудел вдвое за короткий период, причем как по инициативе Центрального банка РФ, так и по доброй воле участников, покидающих рынок под весом постоянно растущей регуляторной нагрузки.

Вместе с тем департамент микрофинансового рынка вовлекается в решение не только глобальных, но и узких проблем, с которыми сталкиваются отдельные участники рынка. Уровень доверия микрофинансовых организаций к мегарегулятору повысился благодаря политике департамента, что проявляется, например, в том, что микрофинансисты стали свободно делиться с ним своими планами по развитию, обсуждать возникающие сложности, предлагать пути их разрешения, рассчитывая на поддержку.

Война с внутренними врагами

Когда регуляторная нагрузка достигла критичной массы, в развитии микрофинансового рынка появился новый тренд — черные кредиторы. Как правило, ими становятся те, кто выбирает недолгую, но сверхдоходную хозяйственную жизнь вне рамок государственного реестра микрофинансовых организаций. Такие субъекты, не обремененные никакими ограничениями и расходами на выполнение законодательных требований, с одной стороны, могут предложить клиентам более низкие ставки, с другой стороны, права их клиентов никак не защищены. Негативный шлейф деятельности таких организаций покрывает весь легальный микрофинансовый рынок, и все их одиозные нарушения ассоциируются с микрофинансистами в целом.

К черным кредиторам добавились черные коллекторы. Последнее веяние — черные кредитные брокеры.

Любое новое требование в регулировании микрофинансовой деятельности увеличивает отток участников в нерегулируемую часть рынка.

Закономерным этапом развития регулирования микрофинансового рынка стало внедрение мегарегулятором механизма признания несоответствующих духу закона действий поднадзорных организаций недобросовестной практикой.

Естественной реакцией многих участников микрофинансового рынка на вводимые мегарегулятором ограничения стал поиск обходных путей, основанных на формальном соблюдении соответствующего требования. Скорость появления таких решений не позволяет бороться с ними постоянным изменением законодательства. При этом очевидная экономическая успешность таких практик делает их очень «заразными» для рынка, что усугубляется отсутствием наказания.

Банк России выявляет такие практики, объявляет их недобросовестными в своих информационных письмах, доводит свою позицию до участников рынка также в рамках персональных встреч с ними и исключает из реестра тех, с кем не достигнуто понимание. Очевидно, что рост таких нарушений стимулирует мегарегулятора к выработке новых законодательных ограничений микрофинансовой деятельности.

Поэтому саморегулируемые организации начали активно включаться в борьбу с недобросовестными практиками среди своих участников, не смотря на риск потерять большое количество членов. Становится несомненным тот факт, что для развития цивилизованного рынка его участникам предстоит выработать правила превентивной работы саморегулируемых организаций с недобросовестными практиками.

Зоны роста и залог победы

Регулирование микрофинансового рынка можно охарактеризовать как предсказуемо непредсказуемое. Это существенно снижает инвестиционную привлекательность его участников, лишая необходимого финансирования. Более того, такая регуляторная нестабильность не позволяет ни планировать расходы на реализацию новых требований, ни прогнозировать доходы.

Участники микрофинансового рынка пока тщетно пытаются добиться от мегарегулятора разработки и обнародования графика регуляторных инициатив. Вместе с тем активное участие саморегулируемых организаций в подготовке отзывов на проекты нормативных актов, а также в работе различных экспертных советов при законодательных органах и органах, обладающих законотворческой инициативой, имеет положительные результаты: предусматриваются значительные переходные периоды, регулирование приобретает дифференцированный характер, устраняется регуляторный арбитраж.

Предсказуемое регулирование с контролем саморегулируемых организаций за соблюдением достигнутых между рынком и регуляторами договоренностей является важнейшим условием для развития микрофинансирования.

Амплуа мироеда для микрофинансирования является отягчающим обстоятельством в GR и PR стратегиях участников этого рынка, но обеспечение обратного перелома в восприятии соответствующих аудиторий является вызовом для легального микрофинансового рынка, объединяемого профессиональными саморегулируемыми организациями.

Публичная персонализация черных участников рынка и неотвратимость их наказания, с одной стороны, и пропорциональное, и стимулирующее добросовестных участников регулирование, с другой стороны, должны быть обязательными элементами GR и PR политики каждой микрофинансовой организации не зависимо от ее вида, величины или территориальной принадлежности.

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER

все эксперты »

Источник: finversia.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × четыре =

Рейтинг*

Яндекс.Метрика